В главной смете страны мы нашли даже не блох, а слонов

Politeka: Олег Романович, 23 декабря издание Bloomberg опубликовало статью под названием «Киев на грани политического суицида». В которой говорится, что «кулачный бой в украинском парламенте в этом месяце и стычка с использованием нецензурной лексики между министром и губернатором подчеркивают разногласия, угрожающие расшатать правительство и пустить под откос финансовую помощь МВФ в размере 17,5 млрд долларов. Следующей точкой воспламенения станет голосование по бюджету 2016 года». Как вы это прокомментируете?

Олег Березюк: Сегодняшняя утренняя, которую мы отбыли, показала, как говорится в народе, что «против лома — нет приема». Корыстные политики, не заинтересованные в честных, прозрачных и понятных отношениях между собой и с людьми, привели к тому, что Украина сегодня как никогда нуждается в принятии бюджета. Но обидно то, каким образом принимался бюджет. Такое положение вещей не вызывает базового доверия у людей, которые являются собственниками правительства Украины и собственниками бюджета.

Символом этого бюджета, из-за которого могла произойти буря, стал целый ряд расходов — 25 млн грн на проведение песенного фестиваля. И это я охарактеризую как символ бюджета-2016, когда миллион долларов Администрация президента, Государственное управление делами хочет потратить на фестиваль, в то время когда волонтеры и дальше продолжают кормить армию, когда в больницах можно не найти ампулы адреналина, которая, по сути, стоит несколько гривен, а не покупается, потому, что просто нет средств, за которые ее можно приобрести. И вот в это тяжелое для страны время кто-то позволяет себе и в угоду себе же закладывать в бюджете миллион долларов на проведение песенного фестиваля. Мы, как политсила, предложили вчера парламенту: давайте еще раз посчитаем бюджет и вернемся к нему в понедельник, 28 декабря, или же во вторник, 29 декабря, чтобы не было стыдно перед его собственником – то есть украинским народом. И в главной смете страны мы находим, я бы даже сказал не блох, а слонов, которые обесценивают какие-либо отношения. Если бы мы проголосовали за такой бюджет, я не знаю, как можно было бы объяснить избирателям, к примеру, на Волыни, в Киевской, в Донецкой области, то, что мы сокращаем расходы на медицину и в то же время тратим 25 млн гривен на проведение песенного фестиваля от Государственного управления делами, сокращаем пенсионные расходы, тратя несколько сотен миллионов гривен на повышение квалификации сотрудников того же Госуправления.

Поэтому, с одной стороны, вчера поздно вечером, 24 декабря и сегодня, 25 декабря, с самого начала этих суток правительство продемонстрировало, что умеет договариваться с парламентом. Мы увидели, что правительство и парламент имеют согласованное единство в принятии бюджета. Однако в таких договоренностях «Самопомич» уж точно не хочет принимать участия, так как это не договоренности в пользу качества бюджета и это не договоренности в пользу качества отношений с обществом. Такие отношения можно охарактеризовать отношениями украинской коррумпированной власти. Если это устраивает наших политических международных партнеров – нам будет очень грустно. Но «Самопомич» будет строить качественные, конструктивные, но при этом честные прозрачные отношения как с собственником бюджета – то есть с украинским народом, так и с властью, которую нам следует менять.

Politeka: Ночью 25 декабря Рада должна была возобновить работу над проектом госбюджета 2016 года, после того как Кабмин доработает необходимые изменения в документы на основе нового налогового законодательства, которое было согласовано вчера, 24 декабря в парламенте. Было ли сегодняшнее ночное заседание продуктивным? К чему удалось прийти?

Олег Березюк: Мы на протяжении двух недель работали в экспертных группах с Кабмином, чтобы спасти госбюджет. Кабмин допустил очень грубую ошибку – он не работал над Налоговым кодексом. Кабмин и Минфин решили заказать Налоговый кодекс у мощной аудиторской компании, относящейся к «большой четверке». И эта мощная аудиторская компания мира на грантовые денежные средства сделала свою работу – создала бухгалтерский кодекс, который оказался совсем неприменимым в украинских реалиях. Данный бухгалтерский кодекс не отвечал на какие-либо вызовы, так как это был бухгалтерский документ, который имел целью сбалансировать расходы и поступления и уничтожал целые отрасли экономики страны ради этой цели. И вот когда Кабмин в результате получил заказанную выполненную работу от одного из представителей «большой четверки» и увидел, что выполненная работа действительно является бухгалтерским кодексом и это нереальная вещь, абсолютно не сопоставимая с формой Налогового кодекса, которую Кабмин ожидал получить, он начал призывать всех к общей работе над Налоговым кодексом за две недели до того, как данный бюджет должен был быть принят.

Собственно, тогда Кабмин отказался от идеи внедрения нового Налогового кодекса. Почему? Да потому что его просто не было. И вот тогда наши народные депутаты, специалисты днем и ночью работали, чтобы найти базовые точки соприкосновения, компромисс. Это касается прошлогодних обещаний правительства и депутатов о том, что в этом году будет снижен ЕСВ (единый социальный взнос. – Ред.), когда многие предприниматели поверили правительству и нам – начали выплачивать белую зарплату, применяя понижающий коэффициент 0,4, и ожидая в этом году, что в дальнейшем правительство это будет продолжать. Этого не было в предыдущем принятом на аутсорсе документе, и нужно было перечислять снова и т. д. Много всего можно добавить к этому вопросу. Аудиторская компания вместе с правительством полностью пренебрегла местным самоуправлением. Когда в прошлом году мы отдали ему деньги, а в этом другой рукой хотели забрать, уничтожая полное доверие к власти. Потому города начали понимать, что они могут развиваться. Имея свою налоговую базу, заботясь о своей доходной части бюджета самостоятельно. И это огромный объем работы, которую сделали депутаты, выполняя функции Кабинета министров и Министерства финансов. А кто-то за это деньги получил, сделав непригодный и некачественный документ.

Politeka: Аудиторская компания Deloitte, Ernst & Young?

Олег Березюк: Аудиторская компания сделала свое дело. Скажу только, что компания относится в «большой четверке». Вы знаете это, мы с вами сели и, используя все современные нормы налоговых кодексов мира, изучив опыт Гарварда и Окфорда, сделали идеальный Налоговый кодекс. Но налоговый кодекс делается не аутсорсом, а вместе с аутсорсом. Когда садятся качественный аудиторский аутсорс, Министерство финансов, экспертная часть депутатского корпуса и делают налоговые изменения, которые соответствуют нуждам и реалиям украинской экономики. А этого не было сделано. И вторая большая ошибка, которую сделал Кабмин, — он это начал делать поздно. Мы не могли понять, почему Кабмин не показывает нам Налоговый кодекс. Мы думали, что они над ним работают. И мы ждали этого, понимаете? Мы, имея базовое доверие, ждали этого. Мы заставили их делать и говорить об этом в мае? Нет. В июле? Нет. В сентябре, когда надо было подать первый драфт бюджета? Нет. Но видели спокойствие, даже определенную дерзость правительственной делегации. И когда они это открыли, было уже поздно толковое что-то сделать. Но надо было сделать, потому что государство должно показывать стабильность в своих базовых функциях, верно? Правительство и мы должны были хотя бы бюджет вовремя сделать. Но правительство этого не сделало, и мы должны были с ним работать и идти на массу компромиссов. Потому что задача была и качественная база для создания бюджета. И, создав эту базу, правительство считает бюджет и не может его посчитать. А почему оно не может его посчитать? Потому что правительство тратит миллион долларов на проведение песенного фестиваля и этой одной строкой уничтожает все. Если ты находишь эту строку в бюджете, это означает, что ты должен просматривать, на что расходуются все остальные средства. При этом правительство забывает финансировать антикоррупционного прокурора. Это нереально. Поэтому доверия совсем нет. Подготовка нынешнего бюджета, символом которого становится расходование этого миллиона долларов неизвестно на что, приводит нас к мысли, что за это кто-то должен быть наказан. Этот кто-то – премьер-министр и правительство Украины, который должен был сам сделать подарок государству и показать хороший пример – за некачественное выполнение работы подать в отставку. И дать возможность вместе с владельцем – людьми и парламентом – нанять других работников. Но правительство теперь успешное – оно приняло бюджет. А ведь это нечестная форма принятия бюджета. И это нечестная коммуникация с людьми. Они это понимают и знают. Поэтому наше предложение будет очень простым: мы будем дальше работать по бюджету, будем требовать, согласно действующему антикоррупционному законодательству, публиковать с первого января помесячную роспись публичных расходов. Каждое перечисление средств с казначейских счетов государства на счета местных органов власти или исполнителей должны публиковаться на сайте. И этот помесячный учет, помесячную роспись мы будем вместе с людьми контролировать. Потому что бюджета нет, потому что на каждую статью расходов должен быть паспорт, а его нет.

Politeka: Вы будете это требовать? Удастся ли этого достичь?

Олег Березюк: А это действующее законодательство. Это мы с вами вместе. Политики, понимающие, что такое публичная политика и публичное управление, основанное на доверии больших групп людей. А чтобы это доверие между двумя большими группами людей было, должны быть прозрачные отношения, возможно, не очень простые, но прозрачные. Чтобы: вот посмотри, что я делаю. Журналисты будут: а где же ваши расходы, потому что мы найдем там еще несколько «фестивалей» по миллиону долларов на их проведение.

Politeka: Вчера в комментариях телеканалу «Интер» о том, как принимается бюджет на 2016 год, Юлия Тимошенко заявила: «Это правительство профессионально непригодное, и это очевидно». Как вы относитесь к этому комментарию Юлии Владимировны, к сегодняшней сложной ситуации и процессу принятия бюджета в принципе.

Олег Березюк: В этом правительстве есть и было несколько качественных работников, несколько качественных руководителей, но это правительство непригодно к публичному управлению. Это правительство в лучшем случае может быть правительством краткосрочной кризисной интервенции. Руководитель этого правительства – не публичный управленец. А в лучшем случае – эксперт-макроэкономист. Может, он был бы хорошим директором МВФ, одним из его топ-менеджеров. Поэтому задача – в сотрудничестве с парламентом создать правительство, которое начало бы понимать… И задача этого правительства была бы – публичное управление, а не просто создание условий и реагирование на ситуацию. Но это сложная задача, еще не одно правительство будет, пока оно начнет понимать это.

Politeka: Олег Романович, какие на сегодняшний день ваши прогнозы по существованию в нынешнем составе коалиции и вероятности проведения досрочных парламентских выборов?

Олег Березюк: Я не сторонник идеи парламентских выборов сегодня. Или даже через полгода. Государство должно иметь хотя бы еще год-полтора управленческой стабильности. Потому что выборы парламента — это самая низкая точка управленческой способности государства. Потому что люди. Власти нет в этот момент, полгода до него и полгода после. И мы должны, и поэтому мы так старались помогать правительству выполнять его функцию подготовки базы для создания нового бюджета. Поэтому и стране был нужен бюджет. Но не такой дорогой ценой. Не ценой потери доверия и не ценой миллиона долларов за проведение песенного фестиваля. Знаете, почему я так часто это повторяю? Потому что это внутренняя обида каждого украинца — эта строчка в бюджете, которая разрушает всякое доверие между теми, кто пользуется этим бюджетом и теми, кто его создавал для собственных коррупционных интересов. И вчерашнее голосование показало, что практически все те, кто за него проголосовал, ну большая часть — я убежден, что там были те, кто голосовал из соображений стабильности государства, — голосовали за то, чтобы проводить фестивали одного миллиона долларов, метафорически.

Politeka: Олег Романович, перед тем как депутаты должны были взяться за принятие главной сметы страны, необходимо было принять поправки в Налоговый кодекс, и именно они стали камнем преткновения — больше всего споров было вокруг налогообложения пенсий и отмены спецрежима для сельскохозяйственных предприятий, а также вопросов ренты для газодобывающих компаний. К чему пришли в этих вопросах?

Олег Березюк: По пенсиям пришли к тому, что облагаться налогом будут пенсии, превышающие четыре минимальных пенсии. Это 99% пенсионеров Украины. Это практически решенный вопрос. Насчет аграриев тоже долго думали и спорили. Эти аграрии, которые работали в том числе в парламенте, да? Где был найден компромисс? Это снятие специального режима с предприятий семенной группы, группы растениеводства, торгующих зерном, где убирался спецрежим, в части, кажется, а это 10-15% остался, если я не ошибаюсь, нужно уточнить. То есть почти убирался спецрежим, но возмещается НДС на импорт, это получается в ноль. Но оставался 50% спецрежим возмещения НДС для всех других групп, кроме крупного рогатого скота и молочной части, где 80% возмещения НДС оставалось производителям. Так что есть определенный компромисс, в большинстве случаев остались наиболее слабые сферы и отрасли, которые развиваются: овощеводство, садоводство, животноводство. Те же, которые на сегодняшний день поднялись на ноги и работают, активно ведут экспортную деятельность, постепенно выходят из спецрежима поддержки государства и переходят на качественные рыночные отношения, в которых они уже уверенно находятся.

Politeka: Олег Романович, вы член Украинского союза психотерапевтов. Как психотерапевт, как психоаналитик, какой диагноз можете поставить сегодняшнему парламенту в целом и, возможно, некоторым его членам?

Олег Березюк: Я не делаю этого, хотя меня часто об этом спрашивают, зная мою профессию, которую я очень люблю, которая мне по большому счету позволяет здесь работать и оставаться – по крайней мере, я так думаю – адекватным. Я работаю в больнице и там ставлю диагнозы. Диагноз – это очень серьезная вещь, когда касается больного человека. Работая здесь и имея определенный опыт строительства отношений, хочу сказать, что в парламенте есть несколько десятков людей, которые понимают, что такое публичная политика и публичная власть. Но их очень мало – это 60-80 человек. Остальные – это очень зависимые люди. Этот парламент зависит от олигархических кланов – от заказчиков, а не владельцев. Заказчиков политики в пользу олигархического бизнеса. И это большинство в парламенте, которое вчера и проголосовало за этот зависимый бюджет. Зависимость – очень тяжелая вещь. Она не проходит, она может быть компенсированной, может всегда возвращаться. И цель – развивать потихоньку государство, чтобы в следующих парламентах было все меньше людей, которые являются зависимыми, – я называю их крепостными, чтобы лучше понять тип зависимости, – и больше тех, кто понимает, что такое публичная политика и зависит от качественных взаимоотношений — честных, прозрачных, понятных, экспертных. А не от денег и от олигархических заказчиков. Мы обречены на это, если будем развиваться и строить публичную политику, оглядываясь и вначале боясь людей. А это со временем перерастет в уважение к людям и к самому себе. Мы обязательно этого достигнем. И этот год закончится положительным моментом. Впервые в истории, за 25 лет украинской независимости, публичная власть в Украине становится на защиту не олигархических кланов, а людей Кривого Рога, защищая их право на волеизъявление. Знаете, это уникальный год. Вчера в течение дня в парламенте ко мне подошли несколько разных людей, старших депутатов, которые наверняка здесь уже долгие годы, некоторых из которых я даже не знаю, как зовут, – я не знаю, как зовут всех 400 с чем-то парламентариев, из них много неактивных, которые просто сидят в парламенте. Они говорят: «Знаете, Олег, мы не ожидали, не надеялись остаться и были убеждены, что этого не произойдет». Но это произошло впервые, и это важный знак, что мы меняемся. Это говорят люди, которые здесь работают. И это хороший знак для всех жителей страны: власть наконец понимает свою основную функцию — обеспечение прав и свобод людей, для того чтобы они могли быть свободными, чтобы они могли жить и работать, пользоваться тем бюджетом, думать о нем. Вчера я вел дискуссии с теми людьми, политиками, которые очень переживали за качество Налогового кодекса, «боролись» за его прозрачность, затем в слепую проголосовали «за», образно говоря, 25 млн грн на песенный фестиваль. Я им сказал такую вещь: «Деньги в этой стране не главное. Эту страну будет строить понятие честности, правдивости, человеческих отношений. Правда важнее, чем деньги. Если есть честные отношения и правда в отношениях, очень непростая, тогда и деньги будут качественнее использоваться. Потому что это база, наше государство впервые к этому пришло за 25 лет. И то, что произошло в Кривом Роге, – заслуга не только партии «Самопомич». Это заслуга всего парламента, которому удалось сделать суперкачественную вещь, – возможно, одни из уважения к людям, другие из страха перед людьми, но сделали это. Но в то же время парламент не выработал качественной стратегии относительно денег. Но первое важнее, чем второе, и я думаю, что у людей будет время, когда парламент будет пользоваться доверием людей и принимать честные и прозрачные бюджеты в пользу владельца – человека.

Politeka: Что вы можете пообещать украинцам в 2016 году?

Олег Березюк: Самое важное, что мы можем сказать людям: мы будем прилагать максимум усилий, чтобы оставаться в тех обстоятельствах, которые есть, такими как мы есть, – прямо и понятно коммуницировать с людьми, быть честными с ними. Вот так, как оно есть. И мы вам об этом рассказываем. Это может быть несладко, даже неприятно, печально и стыдно, но мы будем говорить то, что мы знаем. Потому что это reality-based approach, это подход, основанный на реальности. Реальности, понимаете? И когда у человека есть ощущение реальности, он работает согласно реальности и что-то получается – может, не так как хочется. И мы в парламенте будем выполнять эту функцию – прозрачности парламентской деятельности в области расходования средств, в области законотворческой деятельности. Второе, очень важная вещь, которую не удалось сделать пока. Знаете, парламент 2015 года сделал очень много качественных шагов, есть много законодательных актов – нормальных, современных, полезных, но не работающих. Почему? Потому что исполнительная власть не хочет, чтобы они работали, и создает все возможности, чтобы этого не было: не принимает одних актов или принимает плохие. Объясню на примере прокуратуры. Закон о прокуратуре современный, но подзаконные акты в области кадровой политики сделали такие, что ни один новый человек в прокуратуру не попал по кадровым кодексам, — все старые. Такое впечатление, что за пределами прокуратуры не существует юристов, которые хотели бы работать в прокуратуре качественно и являются экспертами. Все 100%, которые были, все попали обратно. Это нормально? Нет. Созданы такие условия, чтобы так происходило, потому что туда никого нового невозможно пустить.

Оставить комментарий