Если создавать такие условия, Крым не вернется никогда, нужно по-другому работать с этой проблемой

Politeka: Николай Григорьевич, как сегодняшняя ситуация в Сирии и российское противостояние с Турцией может отразиться на Украине? Будет ли сближение Турции и Украины?

Николай Маломуж: Создаются предпосылки к очень опасной ситуации, которая способна отразиться не только на Украине. Мы прогнозировали, что рано или поздно агрессивные выпады России – подлет к границам или даже нарушение границ военными самолетами или подлодками – приведут к конфронтации с НАТО.

Россия во главе с Путиным думает, что получила глобальный контроль над ситуацией, вышла на уровень мировых процессов, особенно в военной сфере. Потому что весь мир сейчас обеспокоен деятельностью «Исламского государства». Я ведь на всех последних международных форумах слышу, как обсуждают именно эту тему. К примеру, полтора года назад наши события были на первом месте, а шесть месяцев назад уже на устах у всех мировых лидеров было «Исламское государство». И тут Россия попыталась использовать фактор обеспокоенности мира, особенно Запада, этим большим злом, поэтому Путин начал искать контакты – в первую очередь с США.

Это была Генеральная Ассамблея ООН, там состоялась встреча Путина с Бараком Обамой, потом ему удалось пообщаться с представителями «Большой двадцатки» (G20), отдельными европейскими лидерами. Единственная проблема была, конечно, с Турцией. Потому что у нее есть очень четкие приоритеты в этом регионе, и Турция не хотела, чтобы Россия включалась в антитеррористическую операцию на территории Сирии. Поэтому уничтожение Су-24 или иная аналогичная ситуация была весьма вероятна. А это, в свою очередь, предпосылка к новой конфронтации и к поиску новых форматов противостояния. И это чрезвычайно опасная ситуация для всего мира. Тем более что Россия очень агрессивно настроена: она разместила свои средства ПВО в Сирии и готова наносить удары. Анкара, как мы видим, готова наносить удары в ответ. Это предпосылка к войне, как локальной, так и глобальной. Но в этой ситуации наши возможности по консолидации сил с Турцией не впечатляют. Эта страна работает вместе с НАТО. Именно такой формат дает ей возможность решить основные ее задачи, в том числе в Сирии.

Турция не настроена сейчас на агрессию, она хочет урегулировать ситуацию, вернуть ее в конструктивное русло. США и Европа все силы задействуют для того, чтобы снять это большое напряжение и не допустить разворачивание боевых действий между Турцией и Россией, сесть за стол переговоров.

В этой ситуации мы не просматриваемся, к сожалению. Мы не становимся союзниками Турции напрямую, разве что косвенно. То есть это как бы переориентирует и ослабляет позицию России и снимает явную угрозу на востоке Украины, но в данной ситуации игра переносится на уровень стран «Большой семерки», «Большой двадцатки» – мы говорим конкретно о Турции, странах ЕС и США.

Поэтому в этой ситуации мы можем поддержать Турцию, но не боевыми средствами, чтобы не провоцировать Россию. Россия не посчитается ни с чем. Мы хорошо знаем Путина, знаем его политику, его окружение – они будут эту ситуацию нагнетать и дальше.

В то же время мы можем поучаствовать в решении более глобальных вопросов. Когда мир обеспокоен стабильностью, угрозой масштабной войны, включая ядерную, мы должны быть готовы к тому, чтобы детально проработать все процессы с европейцами, американцами, с другими мощными игроками и, как результат, выйти на новый формат договоренностей. Это должна быть отдельная большая встреча типа «Хельсинки-2». Необходимо рассмотреть такие вопросы, как угроза войны и ее преодоление, гонка вооружений, решение или нерешение конфликтов силой, недопущение ядерной войны. Вопросы, связанные с определением угроз для мира, включая «Исламское государство», экономические вопросы. Это то, что актуально для всего мира, включая Запад, Китай и, соответственно, Россию и Украину.

В этой ситуации нужно использовать наши позиции не в плане союза с Турцией против России, потому что это новая ось противостояния. Нужен формат, который объединит государства на основе мира, – это то, что даст нам перспективу урегулировать ситуацию по Донбассу. Потому что в этом большом формате мы сможем дать дорожную карту по Украине, которая позволит выйти из кризиса.

Сейчас предполагается консервация конфликта и даже прекращение огня. Но страны «парижского формата» – Олланд, Меркель, Путин и Порошенко – договорились о том, что мы практически должны пойти, по сути, на прямые переговоры с боевиками.

Олланд заявляет о том, что мы даем иммунитет боевикам на период выборов и, соответственно, проводятся выборы. Как, каким способом? Без закрытия границ провести честные выборы невозможно. Россия создаст свои органы власти и будет и дальше контролировать весь регион. Это формат Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии. Вот если мы туда движемся сейчас – это на долгие годы. Но если использовать мировые процессы, и сегодняшний конфликт России и Турции – это как раз предпосылка выступить сейчас с инициативой урегулирования глобальной ситуации.

Раньше, когда я общался с политиками из других стран, они не были готовы к этому процессу. Но сейчас появился повод выйти на серьезные системные договоренности, которые определят дорожную карту дальнейших мировых процессов. Нужно снять большое количество проблем.

Politeka: Николай Григорьевич, 27 ноября министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус заявил, что Франция допускает привлечение войск Асада к борьбе с ИГИЛ. Насколько такая ситуация возможна?

Николай Маломуж: Я скажу, что постепенно формируется коалиция государств, которая готова именно сейчас решить вопрос с ИГИЛ. И Франция, и Германия, и даже Великобритания готовы наступить на горло себе, чтобы решить вопрос с ИГИЛ. Сегодня боевики группировки действуют в 80 странах мира. Они участвуют в боевых действиях в Ливане, Афганистане, Алжире, Пакистане, Ливии, Египте, Йемене и Нигерии. Поэтому европейские страны могут сначала попытаться уничтожить исламистов, даже при содействии России и Асада, а затем уже переходить к следующему этапу – определению формата новых выборов. Должен быть новый президент, и Запад так настроен, что Асад постепенно отойдет, но в процессе выборов.

Politeka: У вас довольно осторожная позиция. Что вы в таком случае скажете о сегодняшней ситуации в Крыму?

Николай Маломуж: Я скажу, что вопрос Крыма таким способом не решается. Мы такими методами не можем принудить Россию задуматься о возврате Крыма в состав Украины. Мои контакты в Крыму говорят, что это не тот метод. Это настраивает крымчан против Украины. А вот чтобы действительно вернуть Крым, нужно, чтобы крымчане захотели сами вернуться назад. А если мы создаем оси противостояния и они там будут без нормальной жизни, то это будет работать на Путина, а не против него. Я считаю, что патриотически настроенные люди не понимают, что они делают. Вопрос нужно решить, заключая контракты и создавая условия развития, показывая, что Украина — свободное, нормальное государство и готова с Крымом работать, но что ставит четко вопрос в отношении возврата Крыма таким способом.

Сегодня уже все забыли о Крыме, я имею в виду мировое сообщество. Государство уже забыло. Вот на парижской встрече в «нормандском формате» никто не вспоминает о нем, в Евросоюзе никто не говорит о Крыме. Крым будет в России – так мне неформально говорят политики из других стран, а я им говорю: нет – Крым будет в Украине. Почему я снова возвращаюсь к формату «Большой двадцатки»? Решение глобальных вопросов там. Обсуждать надо не только Донецк и Луганск, но и Крым. Понятно, что в этой ситуации у Путина Крым – это момент истины, он его забрал и уже отдавать не собирается. Вот тогда мы предложим выход – очень хороший и удобный для всех. Мы отдаем Крым сейчас под международный формат и рассматриваем его как отдельную экономическую зону, как Гонконг, например, выходил из Китая. Мы Крым считаем своим, Россия считает, что у них там контроль, но инвестиции, что самое важное, должны идти через Украину. У Крыма от Украины прямая зависимость через электроэнергию, воду, газ и т. д. Поэтому мы фактически через экономическую модель, коммуникационную модель забираем Крым себе. Потому что там наши предприятия, наши коммуникации, системы связи, наша система энергетики. Путин уйдет, и тогда Крым вернется к нам. Если же мы Крым будем блокировать, то после ухода Путина крымчане с нами быть не захотят.

Politeka: У вас за плечами большой опыт работы в органах внешней разведки, скажите, насколько обоснованно сейчас опасаются, что в конфликте будет применено ядерное оружие?

Николай Маломуж: Я вижу реальные предпосылки для третьей мировой войны. Россия разработала новую военную доктрину, активно нарушает договоренности по ядерному разоружению, нераспространению ядерного вооружения. Это предпосылка к конфронтации. НАТО тоже не стоит на месте. Когда нужно остановиться – это сейчас большой вопрос. Остановиться нужно тогда, когда это все еще готовится, нагнетается, но не в период ведения масштабных боевых операций. И поэтому именно сейчас нужно остановиться. С учетом Турции, Сирии, ИГИЛ и Украины – сесть за стол переговоров и выйти из этого процесса. Если мы идем радикальным сценарием, когда Россия проявляет свои амбиции, и НАТО, соответственно, проявляет свои амбиции, начиная противодействовать, – это приведет к глобальной войне, она нам уже дышит в спину.

Politeka: Что бы вы сейчас могли посоветовать действующему главе государства Петру Порошенко?

Николай Маломуж: С момента прихода новой власти после Майдана мы отрабатывали рекомендации по упреждению возможных негативных последствий для Украины. Мы советовали перекрывать Крым и арестовывать всех первых руководителей госструктур полуострова. Военных поднять по тревоге. Тогда бы и на востоке ничего не началось. Несмотря на наши рекомендации Турчинову, Кабмину, СБУ, Минобороны – полное бездействие. Мы обратились к мировой общественности. Мы обращались к руководству США, Европы. Предлагали включиться в переговорный процесс и остановить Россию. Те тоже проявили близорукость и направили государственного секретаря США Джона Керри, хотя он не первое лицо. Этого оказалось мало.

К сожалению, большие страны в тот момент не понимали, что нужно делать. Вот это еще один момент. Мы в Антикризисном центре выступили с программой урегулирования ситуации в Украине, но, к сожалению, наблюдали молчание как со стороны украинского руководства, так и со стороны мировых лидеров. А вот когда уже начался активный и стремительный процесс захвата Крыма, то снова со своей стороны давали украинскому руководству оперативные рекомендации, как подымать войска, но команды войскам так и не были отданы.

Ни Турчинов в свое время, когда мы предлагали Антикризисное правительство создать, ни Порошенко, которому рекомендовали конкретные пункты урегулирования конфликта, а он тем более принял формально все наши рекомендации, но людей, не было людей, которые используя наш предлагаемый механизм реализации урегулирования военного конфликта – ничего не было задействовано. Во время проведения операции в Иловайске мы со своей стороны прямо Порошенко предупреждали о том, что готовится контрнаступление, и говорили, что нужно и как нужно упредить контрнаступление, даже снять с парада войска и танки и отослать их туда за семь дней до планируемых событий. И все: Порошенко, глава СБУ, министр обороны — отвечали, что мы проведем парад и все это не считается, ведь в Донецке, Луганске флаги наши украинские висят. Мы предупреждали, что скоро будет контрудар, срочно нужно готовиться – нужно принять соответствующие оперативные меры. Мы прогнозировали Иловайск. Мы даже в ток-шоу «Шустер Лайф» за пять дней до этих прогнозируемых событий выступили и сообщили общественности, что готовится контрудар, призывали срочно снимать парад и предлагали комплекс мер (Маломуж участвовал в программе 22 августа 2014 года, где заявил, что «предпосылки для вторжения есть» и «Россия постоянно ищет для этого повод», видео выступления можно посмотреть тут .– Ред.).

Проблема нынешней власти в том, что оно берет в руководство своих доверенных лиц. Людей подбирают из своих фирм, своих структур, ищут их среди родственников. Эти люди сейчас представлены и в Администрации президента, и в Кабмине, и в Верховной Раде, и, конечно, на ведущих направлениях, в энергетике, например, на финансовых потоках, — вот это самая большая беда нашей страны, это нас сейчас и разрушает, и разъедает. Надо цивилизованно, в рамках закона менять ситуацию, коммуницировать с обществом, выстраивать политические партии с самого низа.

Оставить комментарий